Сода при раке поджелудочной железы

Владимир Лузай из Барнаула уверяет, врачи только вздыхают и мнутся, когда видят результаты его анализов. Они только разводят руками, - рассказывает барнаульский блогер Владимир Лузай. Несколько лет назад у мужчины обнаружили рак поджелудочной, сейчас у него метастазы в печени и железе.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Как рак поджелудочной железы защищается от химиотерапии

Нам важно ваше мнение! Если при описании проблемы вы упомянете браузер и прикрепите ссылку - вы нам очень поможете. Почему трудно выявить рак печени и поджелудочной железы на ранней стадии, что нужно для этого сделать, почему операции на этих органах — самые сложные, как грамотно провести реабилитацию и действительно ли лечение онкозаболеваний в России соответствует мировым стандартам — в интервью с ведущими специалистами России профессором Юрием Патютко и хирургом-онкологом Антоном Ивановым.

Профессор Юрий Иванович Патютко — хирург-онколог с опытом более 50 лет и операций. Патютко создал отделения опухолей печени и поджелудочной железы в НМИЦ онкологии им. Блохина и сейчас там главный научный сотрудник хирургического отделения опухолей печени и поджелудочной железы.

Автор 28 научных работ. Юрий Иванович, вы в году создали первое в стране отделение, где оперируют опухоли печени и поджелудочной железы. Можно ли говорить о какой-то положительной динамике в лечении этих заболеваний за почти три десятилетия? Действительно, рак поджелудочной железы очень страшный, агрессивный, и нужно очень много сил прикладывать, чтобы был какой-то прогресс в этой области.

Но сейчас уже многие пациенты после операции на поджелудочной железе живут более 5 лет. Антон Иванов: Современное лечение дает результаты пятилетней выживаемости при раке поджелудочной железы, и достигнута выживаемость 10 и более лет при колоректальном раке с метастатическим поражением печени.

У нас сегодня есть пациенты, про которых мы с уверенностью можем сказать, что они излечены. Самое время вспомнить уникальные примеры успешного лечения: например, беременную пациентку с колоректальным раком IV стадии?

Патютко: Да, беременная женщина, рак прямой кишки дал метастазы в печень, была успешно прооперирована в году. Сейчас и ребенок уже пошел в школу, и мама здорова. Приезжает к нам не чаще, чем один раз в год. Это, конечно, уникальное наблюдение. Иванов: Несколько лет назад мы оперировали женщину по поводу метастазов рака молочной железы в печень. Во всем мире такие пациенты считаются неоперабельными. Однако мы приняли решение оперировать, так как метастазов в других органах не было — редкая удача.

После операции исследовали удаленные метастазы и выяснили: первичная опухоль, которая была в молочной железе, и метастатическая, которая развилась в печени, имели совершенно разную генетическую природу. И опухоль в печени хорошо поддавалась химиотерапии. Мы смогли подобрать лечение, за счет которого пациентка жива до сих пор.

Но мы бы не узнали этого, если бы отказались от операции, как остальные врачи. Какой процент на тысяч населения заболевает сегодня такими видами рака? Патютко: Если брать Центральную Россию, то по поджелудочной железе — 9 человек на тысяч. В последние несколько лет отмечается рост числа заболевших. Первичный рак печени — тот, который зарождается именно в этом органе, — составляет примерно 5 случаев на тысяч населения.

Но в России есть районы, где этот показатель гораздо выше: например, Калмыкия, Дальний Восток. Количество случаев метастатического рака печени — когда любой другой вид рака дает метастазы в печень — не поддается статистической оценке.

Но его очень много: в печень могут метастазировать рак легких, желудка, органов репродуктивной системы, молочной железы — практически все опухоли.

Иванов: При этом не только пациенты, но во многих клиниках и врачи не знают, что операции на печени — это уже вполне выполнимо. Мы часто встречаем пациентов, которых врачи признают инкурабельными и рекомендуют исключительно симптоматическую терапию, обезболивание, отправляют в хосписы.

А мы находим возможности их лечить. Самое трудное в лечении рака печени и поджелудочной железы — диагностика, поскольку оба вида рака бессимптомны. Но именно ранняя диагностика считается гарантией хорошего прогноза.

Как решается эта проблема? Патютко: Беда в том, что в онкологии печени и поджелудочной железы ранней диагностики практически не существует. Печень начинает болеть, когда опухоль достигает приличных размеров, больше 2—3 см, а это уже далеко не начальная стадия. До этого никаких симптомов нет. Надо знать, что часто опухоль возникает на фоне гепатитов В и С. Пациенты, которые перенесли это заболевание, должны наблюдаться минимум раз в год, чтобы вовремя выявить рак.

К сожалению, у нас люди традиционно легкомысленно относятся к своему здоровью и не очень охотно идут к врачу.

Особенно в провинциальных городах. Возможно, все это изменится в следующих поколениях. То же самое с поджелудочной железой. Она состоит из головки, тела и хвоста, и рак на ранней стадии выявляется, лишь когда опухоль в головке: у человека появляется желтуха. У остальных рак выявляется только при случайном обследовании.

Очень хороший метод диагностики опухолей печени и поджелудочной железы — УЗИ, по его результатам вполне можно поставить диагноз. Онкомаркеры не дают полной картины по этим органам, они — только вспомогательный инструмент.

Иванов: К сожалению, статистика по выявляемости этих заболеваний в России очень разнится с развитыми странами: с Западной Европой или Японией, где они выявляются на I—II стадии.

У таких пациентов в основном негативный прогноз. Иванов: Такой диагноз всегда как гром среди ясного неба, никто не ждет, что это может с ним случиться. Самое главное, что хочу пожелать таким пациентам, — не впадать в панику и ни в коем случае не обращаться ни к каким знахарям, народным целителям вместо нормальных врачей.

Пациент должен максимально быстро оставить все свои дела и обратиться к профильному специалисту. Обращение к знахарям — это что-то из области фантастики, кажется, что уровень информированности пациентов о том, как лечится рак, очень высокий?

Иванов: Есть так называемые онкологические диссиденты — это люди, до последнего момента отрицающие наличие у них онкозаболевания. Такие больные сами к нам не приходят, их привозят родственники, и, к сожалению, попадают они уже в реанимационное отделение. Патютко: Сколько я себя помню в медицине, столько идет борьба со знахарями. Чем только рак ни лечили: и соляной кислотой, и мочой, и керосином, — и люди ведь шли.

Но это явные шарлатаны. А есть еще шарлатаны неявные. Помню, целая эпопея была с катрексом , якобы лекарством от рака из хряща черноморской акулы, катрана.

Там палатки стояли, люди костры разводили, сутками ждали этого лекарства. Я приехал туда в составе делегации Минздрава, попросил списки вылечившихся. Мы пошли проверять — ни одного доказательства, ни одного выздоровевшего. А люди едва не напали на нас — защищали этих мошенников, ведь те им давали надежду.

Милиции пришлось нас охранять. С большим трудом нам удалось убедить и Минздрав, и всех больных, что этот препарат только вредит, поскольку люди теряют время впустую.

Давайте подробнее поговорим о комбинированных методах лечения. Тех, в которых используются принципиально различные методики: хирургия и лучевая терапия или хирургия и химиотерапия. Какие есть новые наработки сегодня? Материалы, которые можно найти, как правило, предназначены для специалистов и не слишком понятны неподготовленному читателю.

Патютко: Вариантов лечения довольно много. Что касается опухолей печени — помимо операций есть локальные методы воздействия. Например, радиочастотная термоабляция. В опухоль под контролем УЗИ вводится игла-электрод, и под воздействием радиочастотного импульса опухоль разрушается — выжигается теплом.

Но надо, чтобы был один, максимум два узла, и небольшого размера. Это широко распространенный метод, но если опухоль расположена близко к крупному сосуду, кровь охлаждает это место, и по границе с сосудом остаются раковые клетки. Поэтому такое лечение показано не всем.

Сейчас широко распространяется помощь генетиков: они ищут поломки в генах и определяют, как на них можно воздействовать. Молекулярная биология развивается стремительными темпами, и я думаю, что если проблема рака и будет решена, то, скорее всего, с помощью молекулярных биологов.

Хирурги — просто ремесленники. Они могут все что угодно удалить, но это не вылечивает. Иванов: Есть новые методики, которые применяются не только за границей, но и в России. Так называемый кибернож — безоперационное лечение метастазов в печени. Это особый режим лучевой терапии, когда к небольшому участку за два-три сеанса локально применяется очень высокая доза радиации. При этом аппарат синхронизирован с дыханием пациента, и пучок лучей, который направляется на опухоль, корректируется вслед за ним — так уменьшают воздействие на здоровые ткани.

Если речь идет о единичных метастазах, то эта методика применяется и в нашей клинике. Активно применяется и при раке поджелудочной железы, и печени, и колоректальном раке, когда метастазы распространяются на брюшину. Или безоперационная методика химиоэмболизации печени.

Находят артерию, питающую опухоль, и вводят в нее эмболизирующий и химиотерапевтический элементы. Капсулы-эмболы перекрывают опухоли кровоток, а химиопрепарат одновременно действует на раковые клетки. Какой должна быть правильная реабилитация больных после операции на печени или поджелудочной? Патютко: Реабилитация необходима, особенно после операций на печени, если делается обширная резекция. В печени можно удалить шесть сегментов из восьми, оставшихся двух хватает, чтобы выжить.

При таких операциях опасен ближайший послеоперационный период, когда может возникнуть печеночная недостаточность — серьезное осложнение. Но сейчас достаточно медикаментов, которые помогают печени справиться с такой большой нагрузкой.

У жены рак поджелудочной железы...

Нельзя наверняка утверждать об излечении содой той или иной болезни. Следует обратиться к анатомии человека и понять несколько главных принципов. Здесь, не могу не процитировать своего отца, он говорил, - "Сынок, помни - знание основных принципов, освобождает от множества дурных телодвижений". Так вот, основные принципы. Вот в принципе и все ответы на все вопросы.

Основные ошибки в лечении рака поджелудочной железы

Железа называется поджелудочной, потому что в положении человека лежа она находится под желудком. В положении стоя — за желудком. Анатомические особенности расположения органа дополняются тем, что поджелудочная железа располагается за брюшиной. Брюшина представляет собой соединительнотканную пленку, которая охватывает органы брюшной полости. Находясь в едином пространстве, органы имеют достаточную степень подвижности. Поджелудочная железа с места анатомической локализации не смещается, так как связи с органами, покрытыми брюшиной, не имеет.

«Врачи не верят, что я еще живой»: барнаулец «вылечил» рак содой

Из первой мы узнаем о том, что какой-нибудь пищевой продукт вызывает или, наоборот, предотвращает онкозаболевания. Новости второй категории появляются примерно раз в квартал и сообщают об открытии метода лечения, сулящего очередное окончательное решение проблемы. Учитывая количество новых лекарств от рака, о которых мы в последние годы узнали из СМИ, эта болезнь давно должна вызывать не больше беспокойства, чем февральский насморк. Увы, это по-прежнему не так. В этот раз мы имеем дело не с инновационным препаратом или сложной технологией, а со старым претендентом на роль панацеи с изрядно, впрочем, подмоченной репутацией. Тут же нашлись те, кто объявил это изменение не одним из последствий патологического процесса, а единственной непосредственной причиной всех онкологических заболеваний. Одним из самых известных таких мошенников стал итальянский врач Тулио Симончини Tullio Simoncini. Возможно, эта жертва была не первой: ее смерть остановила деятельность Симончини лишь потому, что врач скорой помощи отказался указать в заключении смерть от естественных причин. Увы, Симончини только один из сотен содовых лекарей. Например, поиск в Интернете на русском языке быстро приведет вас на сайт целой сети московских медицинских центров, предлагающих лечить рак и другие смертельные болезни содой и перекисью водорода.

Вам отказали в лекарствах?! Бесплатная консультация онкологов и онкогематологов.

Про рак, соду, пресс-релизы и российские медиа

С массовыми онкологическими заболеваниями практическая медицина столкнулась лишь в XX веке, но попытки найти общие черты у самых разнообразных новообразований предпринимались и раньше. Ученых и врачей в первую очередь интересовали два вопроса, не потерявшие актуальности и сейчас: почему опухоли возникают и как их лечить? Считается, что средняя продолжительность жизни больных На всё это феноменальное разнообразие новообразований у врачей не так уж много управы: классическая хирургия, радио-, фото- и химиотерапия. Последнее десятилетие ознаменовалось прорывами в иммуно- и клеточной терапии, но массового распространения эти методы пока не получили. Что же касается ядов, то здесь и традиционная медицина, и фармакология могут проявить себя во всей красе.

.

.

Комментариев: 3

  1. antip.sel:

    валерий, спасибо за совет, весьма уместный :))) И еще от этого руки-то отвисать перестанут? Нет, что думал автор, когда писал такое???:))))

  2. Андрей ..:

    Сергей, к нам приехала православная выставка со всех храмов России. Они и продают такой мед на развес! Не думаю, что они обманывают!

  3. svirinva4793:

    Набиуллин, в исламе вообще никаких приказов нет. Есть нормы и правила шариата.